Зеленый змей на голубом экране или в чем опасность любимых кинолент

Как правильно когда-то заметил вождь мировой революции: из всех искусств для нас важнейшим является кино. Не откажешь товарищу в проницательности, не прошло и ста лет, а синематограф прочно врос в нашу жизнь, диктуя свои правила, устанавливая свои законы, заставляя ежедневно сверять свои действия с его величеством Кино. Уже тогда некоторые умы увидели опасность в таком тесном сожительстве человека и большого экрана.

Но это было только начало. Потом пришло телевидение. И началось. Этот телемонстр сумел влезть в каждый дом, в каждую семью, запустив свои щупальца-антенны в самые сокровенные уголки человеческого жилища. Чтобы прокормить этого монстра в разных частях света заработали фабрики по производству «пищи» самого разного жанра и направления. Чудовище пожирало все: информационные коктейли и мыльные сериалы, развлекательные шоу и слезливые мелодрамы, горячие репортажи и калорийную «клубничку». Вся эта разнородная масса проходила через кишки-провода и изрыгалась в наших домах, густо приправленная всяческой рекламой.

Правда, в Советском Союзе телемонстр был куда менее прожорливым и довольствовался более скромным рационом, чем его западные собратья. И виной тому была капризная дама с красивым именем Цензура. Она строго следила за качеством предлагаемых советскому человеку телевизионных блюд, особенно с главной фабрики мира Голливуд.  Нашего отечественное чудовище кормили дозированно, строго следя за тем, чтобы никакой их чуждый ингредиент не попал в рацион и не вызвал тем самым расстройство в головах и умах советского человека.

Может быть поэтому, даже спустя много лет, фильмы, созданные на отечественных киностудиях, остаются столь любимыми и востребованными. Многие из них давно выучены чуть ли не наизусть и разобраны на цитаты, но человек с пультом все равно предпочтет их пересмотреть в очередной раз, чем переключит ящик на другой канал. Все это говорит о качестве «питания» советского телемонстра.

Но, как даже в хорошо приготовленном блюде иногда может попасться косточка или какой-то ингредиент «не впишется» в задуманное поваром гастрономическое чудо, так и в любимых кинолентах иногда встречаются эпизоды, которые при всей своей юмористичности и оригинальности  таят в себе опасность получить отравление своего сознания. Речь идет об эпизодах, где герои картины умеренно или не очень употребляют алкоголь. В большинстве своем, все эти сцены хорошо нам всем известны.  Зритель смеется до слез над  простоватым собирателем фольклора Шуриком, который пал жертвой кавказского гостеприимства из кинофильма «Кавказская пленница», умиляется наивному Семену Семеновичу Горбункову, позволяющему себя напоить хитрым контрабандистам в «Бриллиантовой руке», симпатизирует царю Ивану Васильевичу за любовь к анисовой водке, сочувствуем подвыпившему герою Мягкова—скромному статисту Анатолию Ефремовичу безуспешно пытающемуся очаровать недоступную «мымру» из комедии «Служебный роман», восхищается брутальным Гошей, он же Гога, умеющего употреблять «это» только по праздникам и под хорошую закуску из «Москва слезам не верит».  Наконец фильм,  ставший неотъемлемой частью новогодних праздников, наравне с салатом оливье и выступлением Президента,  «Ирония судьбы или с легким паром». Сюжет этой картины полностью основан на необыкновенном приключении доктора Новосельцева, случившегося с ним благодаря изрядно выпитому спиртному на традиционной встрече старых друзей.

Верхом крутизны после выхода этих картин  на экраны стало вставить в разговор (так, ради смеха) одну из ставших крылатой фраз: «губит людей не пиво…», «А я пью? Чего тут пить?», «Разлить? Пол литра? Вдребезги? Да я тебе…», «За чужой счет пьют даже трезвенники и язвенники» и т.д.

Мы пересматриваем любимые киноленты снова и снова, смеясь над приключениями подвыпивших героев, не задумываясь, что для кого-то эти безобидные фильмы стали камнем преткновения, неким ложным указателем в системе человеческих ценностей. В какой-то момент происходит сбой, сдвиг жизненных ориентиров. Умеренное употребление становится нормой, а употребление сверх нормы—смешно и весело. Значит можно и нужно так жить. И это совсем не страшно, потому что почти все эти фильмы заканчиваются хорошо.

Происходит самое опасное — усыпление бдительности перед грозящей опасностью пьянства. Зеленый змей в этих кинолентах представлен в виде доброго и безобидного ужа, которого можно легко взять на руки, погладить, поиграть с ним, даже поцеловать его симпатичную мордочку, а потом, без ущерба для себя, бросить, если надоест. Если такое ощущение остается после просмотра очередного кинофильма, то цель  телемонстра достигнута. Мы еще наивно пытаемся  заставить полюбить эти фильмы своих детей, это молодое поколение, живущее уже в цепких объятиях нового монстра по имени  Интернет, куда более опасного и коварного.

Название фильма Количество сцен с алкоголем и табаком Доля сцен с алкоголем и табаком в общей продолжительности фильма, %
Бриллиантовая рука 47 27
Иван Васильевич меняет профессию 37 44
Собачье сердце 33 24
Кавказская пленница 32 24
Москва слезам не верит 32 18
В бой идут одни «старики» 30 13
Приключения Шерлока Холмса и Доктора Ватсона 30 28
Операция «Ы» 26 13
Служебный роман 18 32
Джентельмены удачи 14 11
Девчата 14 8
Офицеры 14 41

Автор: Павел Глинский

Статистические данные были предоставлены Распоповым Р.В., специалистом кафедры Автоматизации и вычислительной техники Тюменского государственного нефтегазового университета, соавтором исследования «Программирование на самоотравление интоксикантами в популярных кинофильмах СССР»

Поделиться статьей

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *